Байки

Оказался я как-то в одной компании с одной интересной женщиной. Зинаида Михайловна сейчас уже на пенсии, а в советское время она работала вторым секретарем одного из райкомов партии на Кубани. Женщина она крупная, пила водку наравне с нами, мужиками, и отвлеклась от застолья только один раз, чтобы отнести своего более легкого и менее крепкого мужа в кровать. Все остальное время она травила байки, одну из которых я вам сейчас и расскажу с ее слов.
" Была у нас такая практика: время от времени мы вызывали директоров различных предприятий и, в зависимости от работы их производств, хвалили либо ругали. На нас давили сверху, мы давили на них. Работала у нас Леночка- очень правильная и политически грамотная девочка. У нее была лишь одна беда- ее мозг не успевал за ее языком. Много прекрасных моментов она нам подарила своими ляпами, но один запомнился особо. На ковер были приглашены два директора птицефабрик. И вот слово взяла Леночка: "Товарищи! У товарища Смирнова очень крупное хозяйство, но работает оно плоховато! Да и яйца у него мелкие! То ли дело у Короленко: яйца крупные, чистые- приятно в руки брать!"
Все уже катались по полу, даже ругаемый Смирнов не удержался, а Леночка все не могла понять..."
0

Байки

Городской автобус. У автовокзала в автобус заходит уставший мужичок-дачник с граблями на длинном черенке. Садится на свободное место, грабли держит в руке, черенок расположен вертикально. Через пару остановок заходит женщина, встает рядом с мужичком, хотя свободные места есть и хватается за черенок. Далее автобус резко тормозит, дама по инерции летит вперед, мужичок получает черенком по лбу. Дама возмущенно:
- Я думала, что это поручень! Расставили тут, понимаешь ли!
Мужичок поднимает взор, спокойно и как-то обреченно говорит:
- Прям как моя жена. Сама накосячит, потом наорет на меня, да еще и по лбу может треснуть.
0

Стишки

Как люди друг от друга отличимы
Легко понять, сказав им "пачка примы"
Один подумает о сигарете
Ну а другой, конечно, о балете
0

Байки

По всякому дурью маялись. Однажды летом, в соответствии с народной мудростью готовили лыжи к зимнему периоду несения службы. Подогнать, там просмолить, потом показать старшине, что все нормально и в наличии. Ну а коновязь рядом. Не уверен, что именно мне пришла мысль в голову взгромоздиться на лошадь и потом лыжи пристегнуть, но в итоге обутый в лыжи и верхом оказался я. Получилось пикантно и свежо на фоне
однообразных пограничных будней. Послали Марика за фотоаппаратом, предвкушая интересный кадр в дембельский альбом. Радж мой к этому перфомансу отнесся, прямо скажем, не с восторгом, на уровне головы маячили концы лыж, на спине наездник не вполне зафиксированный сидит без седла, ноги по понятным причинам не в стременах. Я тем временем тихонько шагом прохаживаюсь, поджидая пока пленка заряжается, ну и занесло меня на спортплощадку. Я подъехал под перекладину, поднял руки, взялся, подтянулся. Понял, что лыжник летом висящий на турнике, пожалуй тоже неплохо. Тем временем бедное животное, не поняв, куда делась ноша со спины, сделало пару шагов вперед и встало. Я висю. Нахожусь над крупом. Спрыгнуть - чревато отбить о корму коня
простату и упасть спиной в опилки под турником. Думаю, отгоню Раджа вперед чуть. Поднял ноги (читай лыжи), и похлопал легонько коня по бокам. Тот сделал движение нетипичное для лошадей, повернул почти на 180` голову и посмотрел наверх, подняв морду, приподняв брови от удивления. Руки висеть уже начали уставать, и я просто пнул его, матюкнувшись, чтоб отошел подальше. Не признавая в висящем лыжнике хозяина (что не удивительно), Радж взбрыкнул и обоими копытами задних ног со всей дури попал мне точно и симметрично по обеим ногам повыше колен. Я исполнил солнышко спиной вперед. Руки разжались в апогее, и по инерции я перелетел этот долбанный турник, упал на коня спиной кверху лыжами, был мгновенно сброшен, при этом обе лыжи сломались аж пополам. Думаю, Ткачев и Делчев, сидя в жюри, посыпали бы головы пеплом и завязали
со спортом, да и Гундесван бы обзавидовался. Кости оказались целы. Фотосессия сорвалась, свободных лошадей больше не было, а Раджа я не мог поймать потом до вечера, не подпускал. Вместо фотографий получились черного цвета и копытообразной формы
синяки на ногах, да походка изменилась на несколько дней. Наслушался также немало теплых слов от старшины, когда сдавал обломки и объяснял причины. Да куда ему понять гимнаста-лыжника из кавалерии.
 P.S. Думаю, если этот трюк был бы зафиксирован на пленку, то сгодился для Гиннеса, а в трагическом финале для Дарвиновской премии.
0

Байки

Пьеса. (Из жизни).

Действующие лица:
Нинон. Днём притворяется простой продавщицей колбасы из колбасного магазина. После работы - толстая садистка, домашняя тиран и Ирод. Мучает беззащитного мужа Степана походами в театр. Из всех саблезубых сил ненавидит футбол, потому как жаба, бесчувственная упырь и враг всему прекрасному.

Стёпа. Добрый внутри. Различает в лицо три тысячи футболистов четвёртой лиги. Станиславского считает ацким инопланетянином. Раз в месяц Стёпе снится убийство утюгом Мейерхольда. После этих снов Степан просыпается счастливым.

Толик Фечин. Красавец со всех сторон. Актёр драмтеатра.

Безымянный экзальтированный зритель.

Триста мужчин в ассортименте.

Сцена первая.
Абстрактная в хрущёвке спальня, она же гостиная. Интерьер – пролетарский. За окном вечер четверга, примерно за два часа до матча Англия – Россия.

Нинон, (стоя перед зеркалом, говорит в никуда): - Мерзавец. Всю кровь мне выпил. Если сей момент твоё туловище не будет целиком в костюме, можешь с ним попрощаться. Я его зарою, как ядовитый отход.
Стёпа: (радостно) - Брюки не застёгиваются!
Нинон. - Не верю! (довольно точно цитирует одного инопланетянина)
Стёпа: (всё ещё с надеждой) - Рубашка не глажена!

Нинон поворачивает к мужу лазерный взгляд, из которого Степан узнаёт про себя многое. В том же взгляде без труда читается несветлое Степаново грядущее. Занавес. Крики, грохот, будто кого-то прижали дверью и бьют.

Сцена вторая.
Театр. В зале перемешаны две категории зрителей. В вечерних платьях – толстые садистки, саблезубая угроза цивилизации. В желтых тигриных глазах счастливая уверенность, что Бегхема зовут Викторией. Через одну такую сидят добрые внутри мужчины. Все они в неглаженых свитерах. Многие также в расстёгнутых штанах, наспех стянутых ремнём. Их лица сулят Мейерхольду утюгом по голове. Только что закончились полспектакля, буфет и, где-то в другом измерении, матч по футболу Англия – Россия. Четверг. Октябрь. Вечереет.

На сцену выходит Толик Фечин. Походка его выдаёт радостное смятение. После некоторых метаний, вместо нужной фразы «донна Розилда, вы стали бабушкой», Толик достаёт телефон и, якобы, звонит:
- Алло, Педро? Как сыграли наши? Что? Два-Один? Англия продула? Спасибо, Педро!
Наступает такая немая сцена, что всем слышно, как Стёпа хлопает ресницами - бдынь-бдынь.

Степан: (робко, на весь зал) - Это ж сегодня!

Экзальтированный зритель: (встаёт) - Ура!

Триста мужчин в ассортименте: - Браво! Браво! (Массово прощают Мейерхольда). 


упд: Оказывается, то была среда, не четверг. Возмутительно. Каконамогла, я щетаю.
0

Байки

Смотритель на итальянском кладбище посетительнице:
- Синьора, Вам лучше было бы уходить с кладбища пятясь задом...
- Но почему?!
- Да ведь такой зад как у Вас, он и мёртвого поднимет, вон уже шевелятся...
0

Байки

Мужики, вот мы  толкуем о «женской логике».  Но давайте не будем бередить наши раны, нет ее, «женской  логики». Есть красивая, фраза, термин если угодно. Легенду о загадочности своего  мышления придумали женщины. А непостижимость этой логики легко объясняется борьбой обильно сдобренных эмоциями страстей, с холодным и трезвым расчетом. Все это кипит и булькает в нежной женской головке, прорываясь иногда слезами и истериками. И отметая гнев носительниц  «непостижимой» логики, я расскажу об одном эпизоде, одном из множества, случающихся на каждом шагу и травмирующих нежную мужскую психику.  

Зашел я как–то к давней, студенческой подруге Машке. Пылкая влюбленность между нами угасла еще в институте, а отсутствие физического влечения привело к отношениям, которые можно назвать доверительными - мы с Машкой, частенько советуемся по разным вопросам, пытаясь взглянуть на жизнь глазами другого пола.

Подруга встретила меня в домашнем халатике, подпоясанная веселеньким с цветочками фартуком.
-Заходи, заходи, - проговорила она скороговоркой и, принюхавшись к исходившему из кухни аромату, вскрикнув, убежала.
- Опять все сгорело, - раздался оттуда приглушенный вопль.
Я прикрыл дверь и, нащупав под вешалкой тапочки, побрел на запах. Несмотря на сизоватый дымок, пахло на кухне изумительно. На плите что-то шкворчало, а стол ломился от тарелок и кастрюлек, заполненных вкусным. Сама же Машка носилась от плиты к холодильнику и тарахтела о своих делах. Оказывается, что через полчаса я должен был убраться, что бы не смущать заехавшего за ней очередного, на этот раз "очень любимого" человека. Машка собиралась к нему на дачу и по этому поводу целый день не вылезала из кухни - хотелось все приготовить заранее, чтобы не опошлять бытовыми проблемами трехдневное кувыркание в постели.
Пока я пытался украсть съестное, Машка, отпихивала меня от сковородки и с гордостью рассказывала, как ей удалось избавиться от постылой мужниной опеки на все выходные.

Мужа она нейтрализовала исключительно варварским способом. В глубокой юности, молодожены, поддались всеобщему психозу и купили за городом курятник с кусочком земли. За прошедшие двадцать лет супруги всего несколько раз осчастливили поместье своим появлением. И это были вынужденные поездки, вызванные коллективными жалобами соседей - необработанный "огород" превратился в инкубатор всяческих вредителей пожирающих соседские посевы.
Машкин муж ненавидел дачу и связанные с ней проблемы - его мечтой было залить участок бетоном, оставив маленькую полянку для шашлыков. Учитывая нетерпимость своего мужика к хозяйственным хлопотам, Машка в течение двух недель навязчиво и нудно его обрабатывала на предмет ремонта «дома». Истощенный Машкиным напором муж, стиснул зубы и согласился взять пару отгулов, чтобы уехать в пятницу на дачу. Там он должен был дождаться заказанную женой машину с досками, разгрузить их, перетащить подальше от дождя и вороватых взглядов соседей под навес. Затем, денно и нощно эту ценность надлежало охранять до прибытия в понедельник бригады строителей. Таким образом, Машка выпадала из-под контроля на три дня и три ночи, которые собиралась провести со своим очередным возлюбленным.


Машка не была бы Машкой, если бы не подстраховалась на случай бунта на корабле. Оставалась малая вероятность, что озверевший муж плюнет на охрану досок и притащится в город. Для спокойствия с ним была отправлена лучшая подруга Леночка. Леночку муж не любил пуще огорода - они вместе работали в одном из отделов умирающего НИИ, поэтому каждый его шаг не только влево, но и любую сторону тут же становился известен Машке.
После длительных препирательств, связанных с поездкой Леночки, Машка стукнула кулаком по столу и заявила, что не может допустить, чтобы ее муж оставался голодным, а Леночка отлично готовит. И если мужу на себя плевать, то пусть хотя бы ее, Машу, пожалеет, потому, что она не хочет провести остаток жизни у постели смертельно больного язвой, гастритом, менингитом и простатитом мужа, лишь потому, что тот неправильно питался на даче.

Леночка получила арендованный Машей у приятелей мобильный телефон и прошла краткие курсы пользователя. Телефон должен быть выключенным, чтобы не вызывать ненужными звонками подозрения у мужа. А в оговоренное заранее время Леночка должна выходить на связь из кустов или туалета, чтобы избежать любопытных ушей и глаз. Была разработана целая система кодовых фраз, на случай, если "кто-то услышит". А в случае, если муж надумает вернуться раньше задуманного, Леночка должна была оповестить Машу немедленно, чтобы любовник отвез ее домой. Леночка была польщена доверием и ощущала себя радисткой в стане врага.

Сама же Машка в это время как - бы находится у страдающей острым приступом гипертонии тетушки - о том, что у нее гипертонический криз тетка узнала от Маши.
Задача старушки была отвечать на все звонки, что «Машенька, только что была, но вышла в аптеку». На случай ночного звонка был предусмотрен вариант: «... пошла провожать скорую помощь... нет, нет, спасибо приезжать не надо, после укола значительно легче...». На слабые возражения пожилой женщины, что она не может все выходные сидеть дома, потому, что у нее куча дел: в магазин сходить, лекарства купить, для котика покушать... Маша слетала в магазин и аптеку, так, что тетушка была затарена, как ледокол перед выходом в море. А когда Машка, осыпанная поцелуями, уходила от любимой тетушки, там уже собралась стайка теткиных подруг. Старушки сидели на кухне с интересом перебирая Машкины деликатесы, которые в магазинах, где они тратили пенсию, даже не продавали. Бабульки вспоминали блокаду и прихлебывая Машкин коньяк, обливались горючими слезами, по-хорошему завидуя тетке. А старый мордастый «котик» сидел у кормушки и задумчиво нюхал "Кити Кэт". По его мнению, все, что не пахло подтухшей салакой, было несъедобно.

Я уже собирался уходить, когда раздался телефонный звонок. Это вышла на связь радистка Леночка. Она передала контрольную фразу: "У нас все хорошо" и отключилась. Машка просияла. Это означало, что она вне подозрений, муж загружен работой и все идет по плану.

Машка подошла к раковине и стала мыть посуду. Постепенно лицо ее становилось задумчивым. "У нас все хорошо" - почти по слогам повторила она кодовую фразу. Машка яростно принялась тереть тарелку:
- Нет, ты понял? У них ВСЕ хорошо! - тарелка уже блестела, но Машка продолжала ее злобно тереть. Лицо ее исказилось обидой и гневом:
- С-с-с-ука...- вдруг зашипела она, - у нее ВСЕ хорошо... с моим мужем ей хорошо! Тарелка выскользнула из рук и раскололась о пол, а глаза Машки заблестели слезами:
- Какие же вы мужики сволочи! Пока я здесь целый день стою раком у плиты... МОЙ  муж... на МОЕЙ даче... с МОЕЙ  подругой ... и у них ВСЕ хорошо!
0

Байки

Штат Аризона. Мужик в магазине потребовал у кассира все деньги. Забрав их, он скрылся, в суматохе выронив свой кошелек, где были его права. Через полчаса его арестовали.
0