У каждого ребёнка наступает такой возраст, когда он начинает всё считать. Тогда родители идут в магазин и покупают счетные палочки.
На самом деле лучшие счётные палочки - это деревянные палочки для мороженого. Что бы их заполучить, нужно всего лишь улыбнуться кассиру в ближайшем магазине, тогда она тоже улыбнется в ответ, сунет руку под прилавок, и выдаст оттуда целую упаковку, завернутую, как конфета, в блестящую фольгу. Там штук тридцать. Считай, две улыбки - упаковка. Недорого. 
А палочки - самое то. Гладкие, ровные, чистые, приятные на ощупь, их можно раскрашивать и рисовать на них цифры. Потом, из них же можно складывать домики и прочие фигурки. Самое главное, - их не жалко. В округе продавщиц мороженого, падких до улыбок двух таких ничего себе мужчин, и готовых расплатиться деревянным расходником, - как грязи. Ходи да улыбайся.
Палочки удобно хранить в какой нибудь таре. У нас они хранятся в такой жестяной красивой коробке из под папирос "Богатыри". Папиросы эти мне кто-то подарил, они выкурились постепенно, а коробочку выкидывать рука не поднялась, и она сиротливо валялась в дальнем ящике стола, пока вот наконец не обрела своё новое внутреннее "Я". Палочки.
Коробка папирос "Богатыри", кто не знает, иллюстрирована знаменитой картиной Васнецова с одноименным названием. До недавнего времени никаких вопросов эта картина у мальчика не вызывала. Ну, богатыри и богатыри. То есть когда-то я ему конечно рассказывал, что там за сюжет, кто такие, чего стоят, куда глядят. Этим интерес к богатырям и ограничился.

И вдруг как-то раз сижу, и слышу, как он показывает бабушке на коробку, и спрашивает:
- Ой, бабушка, а это что?
Что-то его там неожиданно заинтересовало, какая-то деталь.
Бабушка подслеповато глянула на картинку, и говорит:
- Это, сынок, вещий камень!
- Камень? - переспрашивает внук.
- Камень! - уверенно отвечает бабушка. 
И начинает рассказывать про камень. 
Про камень, про три дороги, про надпись "направо пойдёшь - коня потеряешь", про судьбу, про предсказания, про змею ещё там чего-то, которая под камнем живёт, и ещё много разного интересного. 
Я сижу, слушаю вполуха, и тихонечко изумляюсь от бабушкиного полёта фантазии. Потому что помню, что вроде на этой картине никакого камня-то и нет. Камень - это же совсем из другой оперы. 
А бабуля при этом шпарит как по писаному, мальчишка рот открыл и только головой водит, как ему интересно, что вот, оказывается, как много он еще про эту картинку не знал.
А я слушаю и только думаю "Ну надо же!" И даже сам уже засомневался, вдруг я забыл чего? Вдруг там действительно как-то этот камень присутствует?
Но не вмешиваюсь. А открываю тихонько яндекс и прошу показать мне эту картинку в хорошем разрешении, чтоб найти на ней этот самый камень, о котором уже полчаса бабушка так увлеченно парит внуку. Чтобы либо убедиться в собственной бескультурности, либо выяснить, что же они там за этот камень приняли. 
Смотрю - и действительно! С трудом, но нахожу на заднем плане, справа от Алёши Поповича, этот самый чуть заметный булыжник! И удивляюсь на хитрую бабушку ещё больше. Как она притворяется, что ничего не видит, и просит даже в цыганскую иголку нитку вдеть, а тут, на такой маленькой картинке, рассмотрела без очков такую незначительную деталь. И мало того что рассмотрела, так умудрилась ещё наплести про неё с три короба разных небылиц! Ай да бабушка!
Ладно. Бабушкина фантазия меж тем наконец иссякла, и она отправилась по своим делам на кухню. А шкет бежит ко мне. Он когда если чего новое узнаёт, ему этим надо тут же с кем-то поделиться. И он обычно мчится ко мне с криком "Папа! Папа! А ты знаешь, что!..." И дальше идёт рассказ про то, что я ещё не знаю, но должен. 
И вот он бежит, держа перед собой коробку, "Папа! Папа! А ты знаешь, что!...", и захлёбываясь и сбиваясь, с ходу начинают пересказывать своими словами всё, что я только что слышал от бабушки. Иллюстрируя рассказ демонстрацией картинки.
Я смотрю на коробку, и вдруг вижу у ног лошади Добрыни Никитича огромную, непропорционально большую, неестественно белую, но очень правильную глыбу. Валун. Хороший такой, действительно, внушительный вещий камень размером в пол-лошади. Который, действительно, и слепой от рождения разглядит без всяких окуляров. Но которого там, по всем законам живописи и здравого смысла, быть не должно.
Беру коробку и царапаю глыбу ногтем. Глыба под ногтем начинает крошиться, ломаться и отваливаться кусками от лакированной поверхности коробки.
Парень удивленно смотрит. Потом у него в глазах появляется какая-то мысль, в голове раздаётся лёгкий скрип, он молча хватает коробку, и мчится обратно с криком: 
- Бабушка! Бабушка! Это не камень! Это я вчера мороженым случайно капнул!
* * *
Вот так капля подтаявшего мороженого и забытые очки могут стать катализатором целой лекции о вещем камне, трёх дорогах, богатырях на перепутье, и других не менее интересных вещах. Потянет минимум на статью в художественном журнале. А то и на цикл лекций. 
Так что если кому нужны грамотные тексты, для глянца к примеру, или для научно-популярных журналов - обращайтесь. С вас мороженое, а уж я очки спрячу. 

https://zen.yandex.ru/media/raketchik/pro-babushku-morojenoe-i-treh-bogatyrei-5d19d4e471bb3900ae056140
0
Добавить комментарий

Оставить комментарий