Одно из окон нашего офиса имеет великолепный вид на помойку. Ну, на такой загончик, где пасутся контейнеры.
Наблюдать бывает интересно. Помойка так близко, что с третьего этажа можно доплюнуть. Обычно там правят бал кошки и собаки. Иногда делают набеги вороны. Тогда происходят небольшие, но  жестокие локальные конфликты.
Часто вещи, которые по мнению людей, их  выбрасывающих, могут еще кому-то пригодится, не валят в контейнер, а аккуратно  складывают у стеночки. Одежда, утварь, посуда, мебель. Кто-то эти вещи забирает. Или не забирает. И тогда они уезжают вместе с остальным хламом.
Вчера одна тетка  разжилась черепками. Выкинули целую прорву всяких глиняных горшков, горшочков,  вазочек, тарелочек. Глаза у тётки при виде горшочков загорелись так, что было больно смотреть, как на сварку. Она горшочки сперва азартно перебирала, то откладывала, то снова брала. Горшочки в руках не помещались. Тогда она плюнула, нашла две коробки, все  туда свалила, и пыхтя утащила всё к себе в норку. Какая-то нездоровая  страсть у некоторых дам к этим глиняным глазурным черепушкам.
Сегодня с  утра у стеночки появилась стопка виниловых дисков. Очень приличная, с полметра высотой. Кто-то эти диски любовно собирал. Не один год. Все в конвертах. Аккуратные. Теперь вот, значит, на помойке.
Один из проходивших, интеллигентного вида персонаж заинтересованно остановился. Подошел. Взял из стопки верхний диск. Рассмотрел. И небрежно отбросил в контейнер. Потом  следующий. 
Я наблюдал. В бак летели Высоцкий, Ария, Дольский, Машина, Жванецкий, Черный кофе, Бременские музыканты, Битлз, Мищуки, Бичевская, "Время колокольчиков"  Башлычева, Розенбаум "Мои дворы", опять Дольский, опять Розенбаум, Песняры, Пламя, Самоцветы... 
Интеллигентного вида мужчина перекидал всю стопку в контейнер, выбрал себе три диска, Модерн Токинг, Пугачеву, и еще какую-то дискотеку восьмидесятых, и пошел своей дорогой. Отойдя метров двадцать он остановился, вернулся, и бросил эти диски в общую кучу. Передумал.
Потом контейнер с дисками привлек  внимание другого гражданина. Гражданин шел мимо под руку с дамой. Дама возмущалась. Гражданин мягко настаивал. Дама махнула на него рукой, отошла подальше, и встала с видом что она тут сама по себе.
Гражданин привычно брал диски из контейнера за края, смотрел, и складывал аккуратно в стопочку у стенки. На некоторых останавливался. подолгу рассматривал, чему-то улыбался. Раскрывал-закрывал двойные альбомы. «Сыновья уходят в бой» отложил с явным сожалением. Иногда комментировал, обращаясь к даме. «О! Смотри! Кукин. Помнишь?» или «Ого! Шестнадцатый Высоцкого. Представляешь? У меня как раз только  его не хватает!» Дама хмурилась и делала вид, что не слышит.
В  результате гражданин выбрал пять альбомов, остальное сложил почти на то же место, где они лежали утром, и под недовольное шипение дамы они удалились. Гражданин на ходу всё время оглядывался.
 Живет в старых брошенных вещах какая-то  магия жалости. Как в оставшихся без хозяев собаках. Чую, однажды тоже не выдержу и тоже сигану за  каким нибудь старым будильником. Или за часами с кукушкой.  

https://zen.yandex.ru/media/raketchik/iz-jizni-nashei-pomoiki-5ccee542178ebe00b3e73d33
0
Добавить комментарий

Оставить комментарий