Парень у меня когда маленький совсем был, он без пустышки не засыпал. Ну не засыпал и всё. Дай дуню, и хоть ты тресни. Поэтому у нас всегда какой-никакой НЗ этого дела дома был.
А тут вечером домой пришли, хвать-похвать, а всё закончилось. По сусекам поскребли, по амбарам помели, - нету! Что делать? Ну давай так укладываться. И песни пели, и сказки читали, и я кракровяк уже два раза станцевал, и всё хорошо... Но как глазки закрывать - подай дуню, и всё. И истерика неминуема. Это при всём при том, что парень он исключительно некапризный.
Ладно. Помыкался я помыкался, чувствую, сейчас мне самому дуня потребуется. Надо что-то делать. Одеваюсь, и в аптеку. А время полночь. Слава богу единственная на весь город аптека через три дома. Ну, ноги в тапки вдел, и как был с перекошенным лицом, бегу.
А там у нас в том месте где аптека, там место довольно оживлённое, днём если. Супермаркет там, автозапчасти, сбербанк, стоянка, ну много чего короче. Но это днём. А ночью тишина. Никого. Только ветер лохматит обрывки газет в том месте, где бабки семечками торгуют. Да непосредственно возле аптеки сквозит какое-то тихое оживление.

Аптеку на ночь запирают на тяжелую бронированную дверь, оставляя только маленькую амбразуру. От кого запирают думаю пояснять не надо. От ночных клиентов и запирают. Перед дверью небольшой тамбур. Когда я подбежал, в тамбуре с кислыми лицами переминался как раз пяток страждущих. С характерными признаками на лицах и вообще, в облике. Ну, думаю вы в курсе насчёт ночной клиентуры наших аптек. Специфическая публика, короче.
А я ж не знал. Я ж далёк от от всего этого. И я вбегаю значит, в тапках с перекошенном лицом, они смиренно стоят, с ожиданием на лицах, а амбразура закрыта. Пересменок у них там что ли был?
И я значит с ходу, не врубившись в суть момента, говорю:
- Товарищи родненькие! Братья мазурики! Не дайте помереть! Пропустите! Никакой мочи нет!
И они главное так молча расступились, даже с каким-то сочувствием. Из корпоративной солидарности видимо. Наверное вид мой действительно соответствовал крайней степени ломки. И я значит к оконцу-то протиснулся, подождал секунд десять, и давай стучать. И тут же значит моментально амбразура распахивается, как будто как раз меня только и ждали, и в ней появляется лицо охранника, раза в полтора этой амбразуры пошире. И лицо говорит:
- Слы! Ты у меня постучи на! Я ща выйду постучу на! 
А я ему в ответ говорю:
- Слы, братан! Ты давай мясорубку придержи, и зови скорей сюда своего провизора. А то щас начнётся. Ты чо, сам не видишь?
И чувствую - сзади, спиной, там такая движуха лёгкая в мою поддержку, в виде тихого шелеста - "Ну действительно, чо? Ну скоко можно?"
И вот тут действия охранника меня слегка шокировали даже. Может просто мой интеллигентный вид на него такое впечатление произвел? Из интеллигентного вида на мне как раз были майка в потёках детского пюре, трёхдневная щетина, красные глаза и оскал. Не знаю, короче, что именно на охранника произвело такое впечатление, но он вдруг, даже как бы изумляясь сам себе, повернул лицо внутрь и туда внутрь крикнул: 
- Слышь, Лен! Ты давай это!... Заканчивай там, короче! Тут люди ждут!
И убрал лицо из проёма. И там в проёме, вглубине, со словами "Какие это там ещё люди? Откуда там люууууди?!", вместо лица показалась Лена. 
Что это была за Лена? Это была, я вам доложу, ого-го Лена! Я её когда увидел, у меня первая мысль была - что тут вообще охранник делает? Зачем тут охранник? Потому что это была такая Лена, что она лёгким движением бедра могла всех нас, которые снаружи, придавить, и охранника этого сверху титькой прихлопнуть. Вот такая это была Лена.
Она подошла к окошку и тут же обратилась непосредственно ко мне.
- Случаю, чо!
Я выдохнул, оглянулся назад на товарищей по несчастью, наклонился как можно ближе к окошку и прошептал: 
- Две пустышки!
Лена вытаращила на меня глаза каждое размером с яблоко антоновка, зачем-то тоже оглянулась на охранника, лицо её налилось нехорошей кровью, и она угрожающе переспросила:
- Чооооо???
- Пустышки! - проорал я. - Две! Две пустышки!!! НЕТ! ТРИ!!! ТРИ ПУСТЫШКИ!
И положил деньги на козырёк окна. 
- Ка-а-кие п-пустышки? - почему-то заикаясь уточнила дама в белом халате.
- Любые! Любые пустышки! Какие есть! Желательно побольше, второй или третий. Если есть.
В этот раз Лена ничего не спросила, а сохраняя некое недоумение на лице стала пятиться, и так задом и ушла внутрь. Я стоял ни жив ни мёртв, стараясь не оглядываться назад и не думать про отход. Чувствуя спиной возникшее там сзади некое напряжение. 
Но тут к счастью появилась Лена. Удивительное дело, но за то время что она ходила до прилавка и обратно, из ночного монстра она каким-то образом трансформировалась во вполне приличную, и даже весьма симпатичную даму.
- Вот, пожалуйста! - выложила она на прилавок три упаковки. - Только второй, третьего нету. Извините!
- Ничего страшного! - протараторил я, дрожащею рукой сгребая с прилавка дуни. - Спасибо! Сдачи не надо! Дай вам бог!
И выскользнул из тамбура мимо застывших в немом изумлении торчков. Помню только, что их взгляды были направлены не на меня, а мне в руки. Которыми я цепко сжимал добычу.
На улице была глубокая ночь. Светили фонари, на стоянке пара такси горели шашечками, да дворовый пёс с удовольствием выкусывал блох из хвоста. А больше никого. Уже добежав до угла дома я все таки не выдержал и оглянулся. Все пятеро торчков выстроились возле входа в аптеку как рота почетного караула, и молча смотрели мне вслед.
А парень всё это время, что папа шарился по злачным местам ночного города в поисках дунь, спал как сурок, сладко посасывая палец.
P.S. А потом мы поехали к бабе Тане и дуню забыли. Случайно. Ну как бы. И баба Таня сказала:
- Это какая такая дуня? У нас никаких дунь нету! У нас бабай есть. Приходит к мальчикам, которые без дуни уснуть не могут. Позвать бабая?
- Нет! - сказал мальчик и тут же уснул. И про дуню больше не вспоминал. А три пустышки из ночной аптеки для торчков так наверное где-то и валяются.

https://zen.yandex.ru/media/raketchik/pro-duniu-i-torchkov-5cc8e9cc7e88ed00b4f0f9ee
0
Добавить комментарий

Оставить комментарий