В конце девяностых финансовое положение многих медицинских учреждений находилось в плачевном состоянии. Медики выживали, как могли ещё и пациентов лечить умудрялись. Именно для поддержания штанов главврач больничного городка нашего райцентра сдал пустующие гаражи Скорых индивидуальным предпринимателям под склады. Арендаторы очень обрадовались, потому что рынок недалеко, забор есть, сторож по ночам бдит. Натаскали в гаражи ящики Сникерсов и Тампаксов, и зажили в странном симбиозе с медучреждением.

К чести будущих Рокфеллеров и Абрамовичей, стоит сказать, что вели себя вполне пристойно. Пьянок не устраивали, по ночам не шумели, девиц легкого поведения не водили. А то, что к ним на огонек медсёстры сами заходили, так только по обоюдной симпатии.

Больничный городок – это не просто медицинская высотка. Это целый комплекс зданий. Отдельно – роддом, отдельно – морг и КВД. Отдельно – терапия с хирургией со своими приёмными. Народу – несколько сотен. Со всеми не перезнакомишься. Персонал отличается вышитыми буквами на карманах. ОЧХ – чистая хирургия, ИНФ – инфекционное, ПЕД – педиатрия. Непосвященный – фиг разберет этот шифр, но свои понимают. Да вот ещё в прошлом году роддому повезло, на них свалилась гуманитарная помощь из Германии – партия одноразовых курток розового цвета. Ну, это буржуям всяким они одноразовые. А девчонки год носят. И если расползается, то аккуратно подшивают.
Наверное, из-за многочисленности персонала и случилась следующая история.

Как-то вечером индивидуальный предприниматель Сидоров с грузчиком Ивановым привезли нераспроданный за день товар – партию женских колготок в ящиках из-под бананов. Гараж открыли и принялись эти самые колготки выгружать. Сидоров, бедолага, целый день на ногах, приболел, да ещё и грыжа замучила. Поэтому с кряхтением дернул пару ящиков, потом без сил опустился на сидение.
- Не могу я, Сашка. Трындец, болит спина.
- Да ладно, Михалыч, - добродушно кивнул грузчик. – Иди в приемку, там сегодня Катя дежурит. Мировая баба. Скажешь, что от меня, она тебе вколет чего-нибудь – мигом оклемаешься. А я пока тут сам управлюсь.
- Спасибо, Сашка, - чуть не прослезился от такой заботы ипэшник. Согнулся в три погибели и в сторону приёмного поковылял.

А грузчик дальше ящики таскает. Товар не тяжёлый, но объёмный. Вошёл в ритм, увлекся, напевает про себя.
- Это что тут за безобразие?!

Саша от неожиданности чуть ящик из рук не выронил. Смотрит – стоит рядом с машиной полный солидный человек в белом халате. Взгляд суровый, начальственный, брови нахмуренные. Правда, запах от человека знакомый, спиртовой. Но он же доктор. Чем от него как не спиртом пахнуть должно? Клизмами?
- Я спрашиваю – что тут у вас?! – повторяет человек громче.
- Да вот, грузим, - развел руками Саша.
Ещё и показал на ящики, мол, что ты, мил человек, сам не видишь?
- А кто разрешил? – рявкнул незнакомец.

И тут Саша подвис. Был он наёмный с рынка. Все переговоры с начальством больничным Сидоров сам проводил, а Сашу взял только когда спина замучила. Поэтому грузчик в делах местных вообще не разбирался.

- Так это… договор вроде, - попытался выкрутиться он.
- Какой договор?! Вы понимаете, где вы находитесь?! Это больница! – белый халат для важности поднял вверх указательный палец и икнул. - Что в ящиках?!
- Колготки?
- Что-о-о?
- Колготки. Ну эти: «От Парижа до Находки растянула я колготки». Эти самые.
- Безобразие! – опять рявкнул белый халат. – Загружай обратно, и чтоб духу твоего тут не было.

Саша - человек простой. Но тут заартачился.
- Не буду загружать. Сейчас хозяин придет – сам разберётся. Что я – лошадь, что ли туда-сюда таскать?
- Загружай обратно, говорю! – повышает голос белый халат.
- Не буду, - уперся Саша.
- Не будешь?! – незнакомец шагнул вперёд, и с размаху пнул ящик с чёртовыми колготками.

Ящик, напоминаю, картонный, из-под бананов. От частого использования ветхий. А незнакомец крепкий. Разлетелись, короче, колготки по всем двору. До Находки не долетели, но в лужу попали.
- Да вы что?! – ошалел грузчик.
Он лицо, конечно, не материально ответственное, но вдруг его Сидоров за товар платить заставит. А белый халат уже второй ящик пинает.
- Да ты кто вообще такой?!
- Кто я такой? Кто Я такой?! Да я, б…, главный врач этой больницы. А вы тут тараканы!

И третий ящик полетел вслед за товарищами.
Тут Саша не выдержал, попытался распоясавшегося начальника перехватить. Аккуратно взял его за рукав и тут же искры брызнули у него из глаз.
- Ах ты! – рявкнул грузчик и ударил в ответ.
Возвращается Сидоров от Кати после укола, как на крыльях. И не больно ему, и укол от такой красивой женщины, как Катя – почти эротическое впечатление. Смотрит – что за дела? Товар разбросан по двору, на земле в сумерках катаются две фигуры. Кряхтят и пытаются утопить друг друга в луже.

- Да вы что тут устроили? – взвизгнул Сидоров, оценив убытки.
Одна из фигур – в помятом и уже отнюдь не белом халате, вскочила и бросилась в темноту. Вторая поднялась и оказалась грузчиком, вытирающим с лица кровь.
- Звони ментам, Михалыч.
- Да что тут у вас случилось?
- Ты всё равно не поверишь.
Утром в кабинет главного врача входит товарищ в форме.
- Иван Петрович на месте?
- На месте, - испуганно кивает тощая секретарша Лидочка.
- Тут заявление на него.
- П-п-проходите.

А у главврача дурдом с утра. Рентген аппарат именно сегодня решил, что в его жизни хватит работы и отказал. Ночью какой-то алкаш в кабинете ФГДС повредил зубами оптику, а в приёмном хирургии санитары уронили каталку с бабулей. Телефоны звонят, жалобы летят, короче, нормальная рабочая обстановка.

А тут товарищ в форме.
- Здравствуйте.
- Здравствуйте, - привстал от неожиданности главврач.
В голове у него промелькнуло:
«Ну вот, накапал кто-то про дела мои тёмные. И какая сволочь сдала? Что теперь, сухари сушить или по-новомодному взятку предлагать?»
- Заявление на вас, - не стал медлить милиционер.
- Заявление? А что я сделал? – удивился главврач.

Повредили товар предпринимателя Сидорова.
- Я??? – пожилой главврач за собой таких подвигов не помнил. – Да я вчера вечером из кабинета не выходил. Только в десять уехал. У меня куча свидетелей. Да и здоровье уже не то, чтобы драться с кем-то.
- Разберёмся, - вздохнул милиционер. – Пострадавшие, кстати, в коридоре ждут. На случай, если вы инцидент финансово решить предложите. Я могу поспособствовать.
- Говорю вам – не бил я никого вчера в 19.00. И вообще со школы не дрался. Ведите своих пострадавших.

В кабинет зашли Иванов и Сидоров.
- Это не он, - сразу заявил грузчик. – Тот здоровый был. Орал басом. Ручищи – во! А этот – старенький.
- А с чего вы вообще решили, что ваш бандит главврач?! – возмутился Иван Петрович.
- Так он сам так сказал. И на кармане у него буквы были. ГХ. Типа, главный хирург, наверное.
- ГХ? – задумался главврач. – Здоровый? Басом? Лидочка, позвоните, пожалуйста, в гнойную хирургию. Уточните, Тимофеев ещё домой не ушёл?
Лидочка позвонила.

- Он вчера на сутки заступил, Иван Петрович. На месте.
- Пойдёмте. Покажу вам вашего главврача, - вздохнул Иван Петрович.
Пошли. В небольшой комнатёнке, рядом с приёмной, подложив под голову тазик, в который ещё Чапаева тошнило, богатырски храпел и пах свежим перегаром грязноватый мужчина. Нос у спящего был разбит, под левым глазом наливался роскошный синяк.
- Это он! – обрадовался Иванов. – Который главврач.
- Разберёмся, - повторил милиционер. – Иван Петрович, это кто вообще?
- Это санитар наш. Тимофеев, - грустно сказал главврач. – Не первый раз уже такие проверки устраивает. То студентов напугает, то медсестер молодых. Видно вчера дерябнул с другом своим Васькой из морга. Шёл в отделение, увидел вас, ну и решил порядок навести.
- Так зачем же он главврачом представился? – удивился Иванов.
Иван Петрович только руками развёл.

Тимофеева забрали прямо со смены. Он исчез недели на две, а потом явился за расчётом. Потом приходил ещё, клянчил у медсестёр спирт, сидел на лавочке возле приёмного и нарочито громко матерился. Иван Петрович от него прятался.
На место Тимофеева взяли меня. На «собеседовании» завотделением глянул на мою тощую студенческую фигуру и кивнул.
- Годится. На главврача не тянет.
Я тогда его не понял. Но потом мне рассказали.
0
Добавить комментарий

Оставить комментарий