Тюльпаны и хлеб.

Мельхиседеку девять лет, и он уже вероломный подлец. Зимой дарил конфеты и бился головой о водосточную трубу в знак привязанности. Теперь весна, он перелетел на заднюю парту и оттуда плюётся. То ли Варкрафт так мозг разрушает, то ли в голове у мальчиков с рождения смородиновый кисель – непонятно.

Он был изгоем в классе. Обычное дело для человека, названного в честь дивана из Икеи. Дети обращались к нему, в основном, матерными словами. Ляля единственная выговаривала все буквы имени и поправляла окружающих. Вывела заморыша в люди, душу вложила, а в ответ прилетела жёваная бумага.

От расстройства купила булку с маком. У женщин целая таблица сластей и огорчений. Одна конфета соответствует лёгкой грусти от дождя в субботу. Новый кавалер лучшей подруги тянет на пирожок, хоть это и радость, формально. Потом идут пончики, крендели и рулеты. На вершине - торт «Наполеон». Крайнее средство, мощный препарат с тяжёлыми побочными эффектами. Применяется, если из мужа-рыбака выпала записка «Люблю, скучаю. Света». Даже сама Света, притворившаяся щукой, не покажется вам конём апокалипсиса, если вовремя принять Наполеон.


Я бы с таким лечением давно выступал в цирке, в номере «8 тонн сферического жира отвечают на вопросы публики». Мои любови при мне целовались с другими, двадцать раз меня бросали, сам я трижды сбегал в дверь и один раз – в окно. Хозяйка того окна до сих пор считает мой поступок комплиментом. Всё-таки, пятый этаж.

От всех бед у меня есть Нитунахин, лучший метод несъедобной терапии. Он вылечил нашего друга Васю от жены, любившей всё индийское. Жена поклонялась головоногим богам, мечтала о Бхакти, Параматме и Мокше. В постель обещала прийти как только прояснит свой онтологический статус. Вася не понимал что это значит «никогда». Он каждый вечер доверчиво снимал трусы и разминал губы. Надеялся.
- Это не она фригидная, это ты страшный. - сказал Нитунахин, внимательно рассмотрев её фото. Ещё сказал, что будь Вася чуть менее Квазимодо и более Дикаприо, никому бы в голову не пришло увлекаться Индией. Василий немножко поплакал, потом сменил красивую жену на простую горбатую с одной ногой - и счастлив.

Возвращаемся в третий класс. Другой мальчик, Тима, подарил Ляле брелок в виде сердца с рубином. Только по ценнику и можно было догадаться что это подделка. Гордый Мельхиседек потерял покой. У него не было рубинов, он придумал выкрасить Лялю золотой краской. Со спины, так скажем. Жест по-азиатски вычурный, но девчонкам нравятся дикие выходки.

Ляля в тот день прибежала довольная, чего-то говорила, я слушал вполуха. Ну разбили сердце, подарили другое, потом намазали что-то кому-то. Детская трескотня не должна мешать злиться на управдома Л. Орлову, которая от нехватки сдобы в организме переродилась в фурию.
Приехали мы домой. Вижу – сиденье машины в непонятных пятнах. Источник не известен, Орлова не могла бы нагадить так золотисто. На краю сознания болталась история про накрашенную попу. Изловил Лялю, развернул к лесу передом и сложил пасьянс. Немножко поорал, конечно. Мне же эту машину продавать. А любовь, размазанная по сиденьям похожа на совсем другую эманацию.
- Я же говорю, дурак Мельхиседек меня накрасил! – ещё раз объяснила Ляля и отдала мне свою булочку с маком. Ей теперь не надо, а мне как раз.
0
Добавить комментарий

Оставить комментарий