Где-то в конце третьего курса университета, меня и моих друганов Толика, Мишу и Вадима обязали участвовать в студенческом спектакле. К моменту времени мы уже неделю плотно так погуляли, последний пузырь с огненной жидкостью был оприходован, а запас наличности как раз подошёл к логическому завершению.
Сноска для танкистов - после таких плановых забегов обычно настаёт состояние сонной тупизны, организм восстанавливает ушедшие калории и постоянно хочется жрать, и спать, и всё это, понятно, сопровождается нефиговым таким торможением нервных процессов - морда вопросом, глаза устало полуприкрытые, нифига не понятно что к чему, и ни на чём сконцентрироваться нет просто никакой возможности .
В общем вспомнили мы про этот спектакль и так как делать было уже нечего, решили туда сходить, а может и поучаствовать…
А в это время в главном зале Универа полным ходом шла генерально- показательная репетиция - беготня, разноцветные радостные люди, красно-жёлтые декорации, цветочки и прочая жизнеутверждающая муть. Зал был полон студентов, а по сцене носился задроченный худрук и старался вовсю, так как в зале присутствовало высокое начальство.
Мы со своими нечёсаными смурными мордами и замедленными движениями были явно лишними на этом празднике жизни. Неспеша сели на последний ряд и залипли окончательно. Я чего-то уже и забыл какого фуя мы вообще сюда припёрли. Но память освежил подбежавший худрук с криком:" Где шляетесь герои, с утра вас ищем, а слова то, вы вообще, помните?" Пока мы медленно проникались, чего он от нас хочет, худрук принялся нас лечить на предмет темы сего творения и кому и что исполнять.
В общем как мы поняли, тема там в спектакле этом была про цыган, две враждующие семьи, цыганские бароны, и любофф ихних детишек, (ну по типу Ромео и Джульеты короче).
В определённом месте спектакля кто-то из актёров на сцене должен был сказать по тексту кодовое слово ЦЫГАНЕ! - и в этот момент из-за кулис по сценарию появляется шумный и дружный цыганский табор толкая жопой паровоз, с балаганными песнями, плясками и медведем на цепи, весь этот веселый гадюшник проходит от одной боковой кулисы к другой и сваливает со сцены. Вот собственно, и весь эпизод в котором мы должны были участвовать. Миша и Толик по сценарию оказались весёлыми ромалами, а поскольку Вадик по жизни альбинос, и если и похож на цыгана, то скорее на какого-нибудь финского или там ирландского, - ему было обьявлено стать медведем. Мише откровенно повезло - весь его текст заключался в реплике "э-э-э, ромалы!", а Толик вообще должен был изобразить улыбку и вести за собой на цепи Вадика, то есть весёлого медведя.
Значит, как услышите, что крикнут слово ЦЫГАНЕ, бегом на сцену, и чтобы все было четко, знаю я вас - подытожил худрук...
Поскольку мой актёрский талант был ниже плинтуса, меня дисквалифицировали, и я упал в зале вместе с остальной публикой.
После некоторой возни на сцене представление началось – что там происходило я поначалу улавливал вообще с трудом, поскольку тупняк пока прогрессировал, я залипал в перерывах между актёрскими репликами. Что творилось в этот момент с пацанами за кулисами - можно только догадываться. Но вот наконец кто-то на сцене заорал ЦЫГАНЕ! - и из-за правой кулисы с шумом и музыкой появляется весёлый табор. Впереди шли какие-то разукрашенные шлюхи в париках с цыганскими платками, они страшно улыбались, топали ногами и дрыгали накладными сиськами на манер фильма Михалкова и выкрикивая "Э! давай курчавенький!" или типа- "а позолоти ручку бриллианто- яхонтовый". После появления всей этой веселой пиздобратии из-за кулисы, табор грустнел просто на глазах - сразу за кучей баб, шёл Миша в красной косоворотке - пытаясь изобразить приподнятое настроение и как-то непонятно улыбался, потом видимо вдуплившись, что надо чего-то делать, плясать, или что там еще цыгане исполняют – в общем, дойдя до середины сцены, Мишаня вдруг бодро задрал свои грабли вверх - походу тоже хотел показать какое-нибудь офигенно цыганское па, но тут он видимо понял, что эта тема совсем из какого-то другого фильма, про войну там или еще про что-нибудь, замер на середине движения, да так и остался в позе пленного фрица оккупанта … Но тут он вспомнил про свою реплику и, потупив ещё пару сек, вяло прожужжал: "...эх… ромалы…"
Апофеозом позади всей этой толпы без со стеклянным ебалом плёлся убитый горем Толян с медведем-Вадиком на поводке. Вадик невпопад хлопал в ладоши, криво крутился вокруг своей оси, а в попытках сплясать вприсядку, пару раз навернулся и чуть не грохнулся с перекошенной медвежьей маской на морде.
Ну вроде бы прошли они как-то через сцену, и скрылись за кулисой. Все участники этого действа, убежали переодеваться для следующих сцен…
Все кроме, естесно, двух цыган и медведя. Эти придурки по неясным науке причинам застыли в ожидании прямо за кулисой.

... Вообще-то, в пьесе про цыган собственно слово "цыгане", как вы понимаете, должно употребляться как минимум сто пятьдесят восемь тыщ раз. Так оно и получилось - через пару минут уже другой актёр, и уже в другом каком-то контексте что-то проорал про цыган.
Услышав призыв, наша троица, неожиданно ожила, срочно приняла товарный вид и хором дёрнула на сцену. Конкретно поредевший табор в составе двух сомнительных цыган и одного непонятного медведя, неожиданно появился снова, теперь уже из-за другой кулисы. Актёры на сцене старательно изображавшие любовную сцену, понятно, охренели от такого поворота. Тем временем Миша, криво улыбаясь, не нашёл ничего лучше, чем опять задрать руки и крикнуть "...эх… ромалы…" Толик с убитым видом, снова потащил через всю сцену веселого Вадика-медведя. А Вадик старательно танцевал как умел (хлопал в ладоши и вертелся).
Это было нифига не по сценарию. Я чётко видел, как худрук держась за сердце пулей метнулся из зала за кулисы, чтобы надавать пиздюлей моим дорогим товарищам. Но хренушки - за кулисами уже давным давно толпились кучи студентов с других факультетов, и прочая местами нетрезвая шелупонь, поэтому пока он с криком пробирался сквозь всю эту толпу, со сцены еще раз успело прозвучать кодовое слово "цыгане", - и наша цыганская братия в очередной раз поперла на публику.
Актёрам опять пришлось прервать важную сцену с проникновенной речью цыганского барона к своей пастве, и ничего не оставалось как терпеть всю эту безумную хрень, сделать паузу и ждать, пока веселый цыган Миша, вякнет "ээх-ромалы", а Толик протащит на цепи через всю сцену криво и косо танцующего медведя.
Зал забурлил, а худрук весь в мыле выбежав наконец из-за другой кулисы в зал и, пригибаясь чтобы не мешать зрителям, полетел на четвёртой к противоположному концу сцены в попытках отловить дикий табор. Но не успел…
Барон узрев, что святая троица уползла таки за кулисы, с пафосом продолжил свою речь начав с заветного слова "Цыгане" и добросовестная бригада, как послушные собачки Павлова, снова выскочила на парапет. Ну и дальше: хенде-хох, эх-ромалы, Толик тащит, а Вадик танцует медвежий танец и хлопает в ладоши.
В зале ржали уже вовсю, аплодировали, свистели, а некоторые уже сползали с кресел…
Не знаю, что там было после за сценой, но у ребят после того, как худрук настиг их наконец за кулисами, и пинками вытолкал в зал, были уж очень недовольные рожи, типа чего за фигня, работали, работали,старались, и вот на тебе вместо благодарности…
 А во время финального диалога на фразе -"а медведя-то в другой табор продали" возмущенным Вадиком была предпринята попытка выскочить на сцену с опровержением, но чуткий Толян во время его остановил, сказав, мол, ты чего баклан? такой спектакль испортить хочешь…?
0
Добавить комментарий

Оставить комментарий