Открыл холодильник. Посмотрел, сглотнул слюну, закрыл холодильник. Дружба народов, то есть есть на что посмотреть. Белорусский "Бульбаш", является клюквенной настойкой и подпирает украинскую водку "Цельсий", которая в свою очередь упирается в початый литр Чиваса, загораживающий простой азербайджанский (рабочие местные подарили) кизиловый самогон. А где-то в шкафу скучает в одиночестве "Дикий мед". Башкирская водка. В одиночестве, потому что литруха Белой лошади в другом шкафу, я точно помню.
Сглотнул слюну, закрыл холодильник. Вполне мог себе позволить литр того-сего, но преодолел. Хотя жена только завтра на дачу приедет может быть. И ничего б не заметила наверняка. Хотя... Жены почему-то чувствуют такое. Даже на расстоянии. Вот Таньку возьмем. Танька - Сашкина жена, между прочим. Черти сколько лет вместе уже, то есть больше тридцати. Но она по прежнему чувствует, когда Сашка напивается за несколько тысяч километров причем.
Были мы с Сашкой в командировке как-то. На Сахалине. Ну и выпивали несколько с местными. За встречу, за технические решения, за политические решения, за всехних президентов, за чтоб все пропали, много еще за что и просто так, потому что "не оставлять же". От Сахалина до Москвы сколько километров? Вот то то же. А Танька, сразу по прилету Сашку к ответу:
- Саша, ты уже не молод, у тебя сердце, печень и почки. Саша, так пить нельзя.
- С чего ты взяла дорогая, что я пил? Да ни в жизнь. Хошь, перекрещусь?
- Не надо врать Саша, я все знаю.
Знаю и все. И не говорит откуда. В конце этого длинного разговора Сашка даже меня подозревать начал. Что я, мол, проболтался случайно. Но потом Танька поделилась все-таки откуда знает-то. Не могла она не поделиться. Ее ж прям распирало ведь, но надо ж заинтриговать и почву подготовить. Женщина с большой буквы "Ж" потому что.
Все из-за SMS. Сашка, чтоб не спалиться, сказал жене, что там из связи только SMS и то не всегда работает. Но доходит обязательно. А поскольку они с Танькой привыкли часто в Москве перезваниваться и разговаривать по всяким мелочам, то и на расстоянии не оставили такой привычки.
- В общем, Саша, - спрашивает Татьяна, - я понимаю, что отправить тебе сообщение "меня повезли в роддом" было не совсем корректно, надо было по-другому написать, но я торопилась. Я надеялась, что ты поймешь.
- Ну я и понял, - удивляется Сашка, - чего тут не понять-то? Ты ж там десять лет как главврач. Прислали машину и повезли на работу. Случилось что-нибудь с кем-нибудь. Я все понимаю, у тебя работа такая. Ты же врач.
- Я-то врач, - говорит Татьяна сквозь слезы смеха, - а вот как надо было нажраться, чтоб на сообщение собственной пятидесятилетней, совсем не беременной жены, главного врача роддома: "меня повезли в роддом", ответить "Поздравляю, надеюсь на мальчика, твой Саша"?
- Чего? - не поверил Сашка сразу.
- Того! "Надеюсь на мальчика", пьяница!
Татьяна тоже так и не поверила, что Сашка просто интересовался, кто получился у той роженицы, к которой вызывали Таньку. И правильно сделала, потому что Сашка месяц на меня дулся за эту SMS.
Ты, говорит, написал, больше некому, мне столько по всякому не выпить. У меня ведь сердце, печень и почки.
Тоже мне больной трезвенник нашелся. Не выпить ему. Можно подумать у меня их нет, этих печени, сердца и почек. Но холодильник я сейчас закрыл от греха.
0
Добавить комментарий

Оставить комментарий