Каждый построенный объект должен быть открыт. Неоткрытый объект - это как недобитый гвоздь. Торчит как бельмо на глазу и всех цепляет. Это даже не объект, а просто недострой, то есть объект незаконченный строительством. А раз незаконченный его и показывать никакому законченному заказчику нельзя, а то плохо кончится и до открытия не дойдет. А если дойдет, то и откроется-то как-то неправильно. Или по-новому. Не так как все привыкли.
Обычно все ГРП и ГРС, а эти два объекта газовых сетей сегодня отличаются совсем немногим, потому что одно умеет работать в режиме другого и наоборот, открывают одинаково. Собирается очень организованная толпа из подрядчика, заказчика, местной администрации и каких-нибудь шишек, порода и размер которых зависит от породы и размера открываемого объекта газового хозяйства. Все выстраиваются, потом произносят речи в соответствии с табелем о рангах и так же аплодируют. Потом ответственный за стройку прораб зажигает факел.
Факел - это чаще всего длинная палка с красивой консервной банкой на конце. В банке - пакля. В пакле горючая секретная смесь. Чтоб и не выдыхалась долго, на случай если кто-нибудь разговорится, и зажигалась легко, и на ветру не тухла совершенно.
Этот факел прораб передает своему начальнику. Начальник от имени подрядного коллектива передает его заказчику. Заказчик - местной администрации. Местная администрация - приглашенному высокому лицу. Которое лицо и совершает открытие. То есть поджигает факелом газ, выходящий из сбросной свечи. Трубочка такая желтенькая из ГРП торчит, все видели. Для того, чтоб из свечи шел газ, нужно кучу кранов открыть и еще большую кучу закрыть. Штуки три как минимум. Это специально обученный человек делает. Спрячется и по кодовому слову кран открывает.
Иногда кодовое слово сказать забудут. Поэтому открывать кран приходится на всякие матерные выражения. А иногда кто-то заматюкается просто от восторга и восхищения в самом начале, кран откроют, а зажигать еще не готов никто. Я вот на одном открытии, когда президента республики ждали, самое безопасное место на площадке выбрал, чтоб меня кортежем не переехали, и жду себе. И не знал, что охране президента тоже это место самым безопасным покажется. Поэтому его вместо встречающих прям ко мне и подвезли. Метров за двадцать от общей группы. Выходит из машины президент. Руку мне протягивает, оглядывается и сразу восторг выражает. Вы, говорит, блядь, чего ха хуйню тут построили: ГРС, или дом отдыха? Ответить-то я, слава богу, не успел, встречающие подбежали и оттерли.
Но это не самое страшное. Самое страшное - если прораб факел не тому отдаст. Возьмет и по неопытности в руки самому важному человеку сунет. И тогда получится, что все, кто факел в руках не держал - он как бы ни при чем и может без пряников остаться. А это не хорошо. Для прораба. Он-то все равно и без пряника своих выхватит.
И вот заканчивали мы строить объект. Тот самый, где я потом президента дождусь. И начинали думать над церемонией открытия. Сразу как свечу поставили, так задумались. Потому что эта свеча - труба-трехсотка в двенадцать метров высотой. И самому большому начальнику ни за что такой факел в руках не удержать. А если и удержать, то смешно выглядеть будет. Типа прыгуна в высоту с шестом, только еще и огонек на конце шеста. Представили? Дмитрий Анатольевич собирался приехать, главное. То есть небольшой такой прыгун, с офигенно большим шестом, пытается огоньком в газ попасть.
Я почему про шесты-то. Это первая идея была. В спортовары сгонять, три штуки купить и в один склеить. Обхохочешся. Поэтому давайте к свече лестницу примотаем, говорит, представитель заказчика. Пусть он на лестницу сначала влезет хотя бы до середины, а потом с огнем и тянется. Тогда шест у факела не двенадцать метров будет, а пять всего.
Подумали. Не, пять тоже смешно. Особенно на лестнице когда. Ну не леса же временно вокруг трубы собирать с пологими лестницами. Весь вид объекта испортится. Тут кто-то предложил из лука стрельнуть. Как североамериканские индейцы по английским фортам-укреплениям. Горящими стрелами. И тут сразу дискуссия. Откуда стрелять. С территории объекта в поле, или с поля на территорию объекта. На объекте семьдесят килограмм давление газа. Там с огнем вообще нельзя. А если с поля в объект, то тоже ничего хорошего.
Можно еще огнепроводный шнур по трубе красиво по спирали пустить. А вдруг газ от него не загорится? Энергии не хватит и все. А мы на том конце привяжем чего-нибудь энергетическое. И сколько вязать будем в тротиловом эквиваленте? Уйдите от греха, а то самих повяжут. Наверное уже выехали. Президент республики и Председатель правления - это вам не шутки.Никак ее получается факел зажечь руками высокого начальника. Тут меня осенило. Если нельзя зажечь - надо тушить. Заранее зажжем, пусть он всю церемонию горит, а потом со словами, хватит газу пропадать, пусть идет куда следует, главный гость кран закроет. Кран на всеобщем обозрении. К нему площадка сделана. На ней весь президиум уместится и речи говорить можно. Штурвал крана вообще на морской штурвал похож, а площадка - на капитанский мостик.
Ага. Говорит заказчик. Чтоб этот кран вручную закрыть пятьдесят оборотов сделать нужно. Это ж минут десять крутить. Сопреет ведь. Тоже нельзя над гостем так измываться. Все стоят, а один кран крутит, как дурак. Не хорошо. Но и с этим справились. Газ по другой линии пустили. И человека, как всегда, спрятали с настоящим краном. А у всех на глазах газ за два оборота штурвала перестал идти и потух.
Вывернулись, короче. Я потом слышал, что таким методом повсеместно стали пользоваться, когда до свечи дотянуться нельзя. Зпатентовать дадо было. Хотя и так сойдет. Лишь бы было чего открывать и кому. Открывашка, кстати, - это человек такой, которому по обязанности и высокому положению объекты открывать приходится. У нас вот в Москве тоже есть.
0
Добавить комментарий

Оставить комментарий