Маршруты учебных полетов отдельной вертолетной эскадрильи пролегали над
ланшафтами Таджикистана - горы сменялись долинами, засаженными, обычно,
бахчевыми культурами. Борта периодически, несмотря на строгое запрещение
незапланированных посадок, садились возле бахчей с целью оказания помощи
аборигенам в сборе урожая. И даже платили за это - если, конечно, было
кому. Дело было в середине 80-х.
В тот день Ми-24 плюхнулся возле такого поля, и когда поднятая им пыль
слегка улеглась, экипаж узрел старого аксакала, сторожившего бахчу, с
которым тотчас вступил в торг вылезший из вертолета бортинженер.
Однако, аксакал был явно не настроен на короткий и продуктивный
диалог - пятнадцать минут бортинженер пел перед ним соловьем, но дед
упрямо твердил "дэсят" и растопыривал две пятерни.Дясять рублей за
мешок арбузов - по тамошним ценам и тогдашным временам это был форменный
грабеж.Призывы к совести и здравому смыслу сын Востока игнорировал:
казалось весь запас русских слов ограничивался этим самым "дэсят".
Надо было срочно определяться - дальнейшая задержка со взлетом была
черевата...Но и порожняком улетать не хотелось.
Командир принял мудрое решение. Протянув старому вымогателю его червонец,
(на губах деда появилась презрительная усмешка - не умеют, мол, русские
торговаться) он заорал второму пилоту: Леха, тащи чехол от лопасти!
Хотя чехол от несущего винта и был уже обычного мешка, но крупный арбуз
входил в него легко. Что же до длины...
Дед перестал улыбаться уже на стадии разворачивания "мешка", а когда
экипаж тащил к борту на полусогнутых чудовищный восьмиметровый стручок,
набитый отборными арбузами, аксакал почтительно встал.
Когда погрузка закончилась, дедок подошел к командиру и сказал:
"Камандыр, ты больше с ТАКОЙ мэшок нэ прилэтай!"
0
Добавить комментарий

Оставить комментарий