Выпускники артиллерийского училища выехали на выпускные зачетные боевые
стрельбы из орудий на полигон. При подготовке к стрельбе по мерам
безопасности расчеты должны были у каждого орудия вырыть ровики для
расчета в 5-6 человек, из которых они производили выстрелы с помощью
15-м шнура. Орудия и в целом окопы для стрельбы подготовили как
положено, а вот рыть ровики, как бы, мягко говоря, излишний геморрой, не
входящий в инженерное оборудование.
А на огневой позиции всегда на учениях находится так называемый "огневой
посредник", который, в первую очередь, отвечает за меры безопасности у
орудий при стрельбе. Так вот, им был назначен майор, который преподавал
гидравлику и устройство насосов (не велосипедных, конечно)и очень любил
и знал свой предмет до изнеможения, но с боевой стрельбой его
сверхинтеллигентный вид в очках ну никак у выпускников не
ассоциировался. И решили они сфилонить и не копать. Тогда он доложил по
команде, что запрещает стрельбу.
Делать было нечего, стрельбы срывались, стали копать. Вырыли эти ровики
в 4 кубометра объемом каждый. С победным видом прошелся майор вдоль
орудий, убедился, что все у всех подготовлено и разрешил стрелять. А сам
с чувством преисполненного ответственностью долга за молодые жизни
выпускников присел за толстое дерево книжку почитать. Пошли команды на
стрельбу. Ближайший к сидевшему за деревом майору орудийный расчет
выполнил наводку орудия, зарядил его, все спрыгнули в этот пресловутый
ровик (как и все соседние расчеты у своих орудий)и с издевкой кричат
ему: "Товарищ майор, смотрите, мы все в яме сидим" (типа, будущий цвет
нации сидит в поганой яме)! "Давайте, стреляйте, соколики, а я
посмотрю", отвечает он.
И вот первый на зачете выстрел подготовлен. Но, вместо ожидаемого
громкого выстрела - мощнейший грохот взрыва, дым, пыль, свист осколков,
крики-вопли, мат-перемат и прочие всплески контуженного разума...
Как всегда, кто бы мог подумать, что снаряд взорвется в канале ствола! И
он - взорвался, боевой снаряд в канале ствола. Ствол по середине его
длины в "розочках", море осколков вонзились в дерево, пролетели над
головами сидящего в яме расчета и соседей, штоки противооткатных
устройств изогнулись дугой, куда-то улетели колеса орудия, мощнейший
сектор подъемного механизма согнулся на 90 градусов и т. д. и т. п.
Первым опомнился майор, сидевший за деревом метрах в 20 от орудия.
Подошел к яме, а соколики не живы-не мертвы, лупают глазками и ищут
точку фиксации взгляда. Впечатлений у них было на всю жизнь. Не было бы
ровиков - была бы братская могилка.
А соколики - будущие орлы, через несколько дней на выпуске притащили
ящик коньяку и поставили его к ногам майора. А майор тот выпросил у
начальства жалкие останки этого орудия в качестве экспоната к себе в
класс с насосами, размолевал его в ядовитый красно-желто-белый цвет на
манер размазанной крови и каждое занятие по гидравлике и насосам с
последующими поколениями курсантов начинал с инструктажа по мерам
безопасности и демонстрации сего зловещего экспоната, не имеющего
никакого отношения к насосам, но к жизни - да.
0

Теги

Добавить комментарий

Оставить комментарий