Шел Новый 97-й год. По всей общаге царили свобода, равенство, братство! А для нас Новый Год начался с того, что кончилась водка. После стремительного брейнсторминга мы решили аккуратно внести наш вклад во всеобщее веселье. Вышли из комнаты и пошли с обходом. Нас было семеро, как в лучших вестернах и сказках про Белоснежку.


На пятом этаже шла престижная дискотека. Примерно полсотни ребят дико плясали вокруг троих девчонок под Prodigy. Еще примерно столько же парней обреченно стояли вдоль стен, надеясь на новогоднее чудо уже который год подряд. Местная интеллигенция горстями бросала в воздух гранулы пенопласта вместо конфетти. Нас здесь никто не ждал. Влад первым понял это, поскользнувшись в луже еды и оставив там свои резновые чешки. На шестом этаже посреди коридора спал бородатый чувак в тельняшке, а по нему радостно прыгали перманентно беременные общажные кошки. Я уверен, что животным тоже передалась атмосфера праздника и они вовсю резвились на спящем человеке. Мы осторожно перепрыгнули через него, стараясь не разбудить и не испортить праздника. На седьмом этаже с потолка свисали обрывки витой пары. А на восьмом стояла прекрасная незнакомка... Скажу прямо, по пьяни мы все становились рыцарями. Если б вы только знали, сколько верных крестоносцев пропало, отправившись на поиски мифической женской общаги второго меда. Из устных преданий было понятно, что она находилась где-то в гамма-окрестности 12-й Парковой и открывалась только истинным героям меча и магии. Но те счастливчики, кто находил Святой Грааль, потом просыпались в Измайловском парке без ботинок и в полном беспамятстве.


Ай! Это была пьяная барышня и она плакала, она  прямо-таки рыдала! Мы окружили ее и стали успокаивать. Оказалось, что она не может попасть в комнату, потому что ключи потерялись в этой праздничной суматохе. И первым из рыцарей круглого стола начал действовать Леша. Он опустился на одно колено и начал целовать ей руку, осыпая ее клятвами о преданности по гроб жизни. (Да, я знаю, это пиздец, что с людьми любовь делает) Народ начал следовать примеру Алексея. Дама воспряла духом! Новый год начинал для нее задаваться с первых же минут! Но тут Игоряша прервал эту дурацкую оргию "Белоснежка и семь гномов". И откровенно заявил, что вот лично он ей ни будет ничего целовать, а лучше, как настоящий мужик, выбьет дверь и это будет лучшим подарком. Мужик сказал - мужик сделал. Дверь вылетела вместе с косяком. Прекрасное создание зашло в свою темную комнату, нашарило выключатель и заявило, что её так просто не наебать. Это была не её комната! Возможно, её комната следующая, которая тоже заперта, или вон та, с красивой табличкой и “IBM Laboratories”, она уже и не помнит точно.


Вот так коварство женского рода даже на светлый праздник Новый год дало о себе знать! Ну что тут делать? Игорь плюнул под ноги и в сердцах проломил дверь, ведущую на лестницу. Из-за двери молча выпал Миша по прозвищу Карлос Укроп. Он был без сознания, нос был сломан и пускал струйки крови (Уже потом, через два дня, когда Михаил сможет давать показания, он скажет, что хотел нас напугать и спрятался за дверью на площадку, подсматривая в щелочку, как мы ухаживаем за какой-то девахой. Затем раздался хлопок и свет погас. Какое-то время было темно а потом он опять увидел свет! Там был свет в конце туннеля. Миша был начитанным парнем и знал, что в таких ситуациях ни в коем случае нельзя идти к свету. Но сам по себе он страдал врожденным распиздяйством. А потому он пополз на свет. Тем более, что, по его словам, оттуда вкусно пахло и ангельский хор пел что-то из Jesus Christ Superstar) Кто-то продвинутый предложил Игоряну добить Михаила серией фаталити. Это была неплохая идея, чего уж тут. Но Миша был наш друг, а потому большинством голосов мы решили отнести его бренное тело на родину, в его грязную вонючую комнату, чтобы там эта чистая и возвышенная душа, отдохнув и собравшись, смогла спокойно отправиться в ад. И мы понесли его на другой этаж. Каждый держал Михаила за отдельную конечность, еще один нес Мишины часы на руке, вставшие в момент удара, и еще один поддерживал ему голову. Потому что этот лентяй совсем не держал голову, как новорожденный младенец, и она звонко билась о ступеньки. За нами бежала девушка и вопила: «Найдите мне мою комнату! Куда вы все, мальчики?», Но отряд уходил, волоча за собой павшего бойца. Несколько раз мы все вместе падали, но Мише решительно было все равно. В тот момент игривая душа Майка уже была на где-то полпути к Валгалле, как душа настоящего воина, убитого в боевой засаде.


Но тут на нашем пути нарисовался старый добрый приятель Вовочка. Он вежливо поздравил каждого из нас с праздником. Поздравил и Мишу, а затем тактично спросил, что с ним. Ну а что может быть с Мишей?! Он, как всегда, бегал вместе с нами, радовался жизни, потом вдруг начал спотыкаться, падать, а потом окончательно упал и затаился. А почему мы несем его вперед ногами и откуда столько крови, спросил Вовочка. Блядь, Вовочка, ты совсем уже ёбнулся – возмутились мы. Если ты у нас такой суеверный, так проверь пульс и не пизди, а помогай друзьям нести героя. Мы вот, например,  сто процентов уверены, что Миша жив, хотя сказать почему мы уверены на сто процентов мы не можем. Вовочка стал щупать пульс на левой руке - пульса нет. На правой - пульса нет. На шее - нет. За ушами? Я-ебу-бабу-ягу! Вот чего-чего, а такого мы не ожидали. Девчонка продолжала ныть о своей потерянной комнате, но мы застыли над трупом и стали скорбеть, мысленно прося прощения за все обиды, и вспоминая, где Миша прятал свою стипендию и талончики на питание в столовой.


Но недаром сказано в Святом Писании: "Пока среди нас есть те, кто верит в Свет, надежда остается!" Видимо, кто-то из нас втайне от других все-таки верил в Свет. Мы удвоили усилия и потащили Мишу обратно наверх, в ближайшую дружественную локацию, стремительно падая и причиняя ему по пути все больше и больше ущерба. Операция по спасению рядового райана вступала в решающую фазу. Прибыв на место, положили Майка на кровать и все толпой стали делать массаж сердца. Кто-то, оступился, нажал Михайле на живот и, о чудо, Майк хрюкнул, задумался и выпустил изо рта разноцветный фонтанчик явств. Миша оживал! Чудо, чудо свершалось на наших глазах, друзья! Но к реальности всех опять вернул Игорь, к тому моменту уже мысленно прощавшийся с бауманкой и здоровавшийся с сокамерниками. Он мрачно изрёк: "Эта сука, как всегда, притворялась!" и вдарил Мише по пузу. Ответом опять был фонтан, добивавший до книжных полок. Эта феерия так всем понравилась! Мы, не сговариваясь, начали технично нажимать Майку на пузо. Михаил, не долго думая, хрюкал и все мы шустренько уворачивались от симпатичных брызг его винегрета с сосисками, покрывавших окрестности затейливым узором. Узор никогда не повторялся дважды. Это был самый необычный калейдоскоп, который я когда-либо видел.


Первыми радость оставила хозяев комнаты, Влада и Вовочку. Вначале они отошли поодаль, задумчиво посмотрели на брызги, о чем-то пошептались и стали убеждать нас заткнуть этот Бахчисарайский фонтан. Мы уложили Михаила в кровать, подставили тазик и убедились в том, что он распознал это новое устройство. Маленький эпизод был закончен, но праздник продолжался. Мы вышли из комнаты и пошли искать потерявшуюся девушку. Её колокольчик, висевший на шее, звенел уже где-то на другом этаже.


И все бы было хорошо... Но Михаил не мог остановиться. Под мраком ночи он устроил экологический геноцид. Сперва он перевернул тазик и уделал полкомнаты. Затем в угаре безнаказанности он отыскал и наблевал в спортивную сумку, где лежали наши сладости к чаю, вскладчину закупленные ради праздника. Затем разбил вазу, опрокинул стулья и как зомби ушел к себе в комнату. Когда через два дня он смог говорить, Влад и Вовочка, извиняясь, стали намекать Мише, что пора бы, знаете ли, и честь, так сказать, знать. Они уже третий день живут, извините, в откровенной блевотине, и они, конечно, извиняются, но все-таки, это отвлекает от подготовки к Физическим основам электроники и не даёт им сосредоточиться на самых сложных разделах.


Сразу скажу, в блевотине они жили еще неделю. Мы заходили к ним в комнату, просили Влада помыть пряники, плавающие в винегрете, и поставить чай. Влад посылал нас на хуй, почему-то очень злился и остервенело набрасывался на учебник Ландау. А Миша совсем не хотел мыть чужую комнату, и уверял всех, что он никогда в жизни не блюет. И, вообше, он очень хотел бы узнать, с кем он так подрался в Новогоднюю ночь. Мы опять все ходили, что ли, искать общежитие Второго Мединститута? А были ли девушки и познакомился ли он с кем-нибудь? Прошла неделя. К тому времени о комнате уже поползли зловещие слухи и запахи, и даже мы боялись зайти туда. Но Влад с Вовочкой по-прежнему сидели в комнате, спорили, кому мыть и и продолжали готовиться к экзамену. Когда угроза быть отпизженным во второй раз, уже на Рождество, стала потихоньку материализовываться, Миша, бормоча, что помоет только половину, все-таки помыл комнату и выбросил сладости. Он был сибиряком, он справился. Судьба хранила его для более важных дел.
+1
Добавить комментарий

Оставить комментарий