Буду краток, как учили в ФСБ. На втором курсе мы скинулись и  оптом закупили разных петард. Среди них были "Чиж", зигзагами летавший по комнате,  шпрингмина "Лягушка-М", "Сверчок", детонирующий от сотрясения. И, наконец, господа, смертельное оружие "Чёрный корсар"! Сверчков, например, было приятно положить под дверной коврик. А один Корсар неумолимо разрывал бутылку из-под шампанского на сотни осколков.


У бабушки не надо спрашивать, мы тут же приступили к полевым испытаниям. Нас приятно удивило Абсолютное Западло, таившееся в Сверчках. Погасив свет в комнате АЮ, мы дошли и до Чижей с Лягушками. Они так задорно и непредсказуемо летали по комнате, что мы на двуярусных кроватях только успевали уворачиваться. Праздник окончательно удался, когда один чиж залетел под кровать в зимний ботинок и оттуда повалил едкий зеленый дым. Потушив пожар, мы разделились на две команды. В нашей галактике начались петардные войны. Задача была проста: технично  забросать пиротехникой комнату из команды противника. Один раз, мы никак не могли заставить Мишу открыть дверь. 710-я стояла насмерть, прекрасно зная, ЧТО в наше неспокойное время означает приоткрыть дверь. В отчаянии мы вставили один корсар в трещину на листе оргалита и подожгли фитиль. Когда дым рассеялся, в двери мы увидели сквозную дыру. Туда могла пролезть кошка. Мы тут же проверили это. И понеслась душа в рай! 710-я еще пару недель не заделывала дыру в двери, просто завесив её газеткой. А мы, во время прогулок перед сном по 7-му этажу, приподнимали газетку и запускали очередного Чижа на радость фашистам. Да, вы угадали, тогда у нас не было компьютеров!


Масштаб разрушений в наших локациях всё нарастал. На входе в военную кафедру было написано No war, make love. Но по причине отсутствия love нам оставался только war. Кто-то увидел по телевизору, что чеченцы используют дистанционные фугасы. Это стало приговором Вове. Вова был последним очагом культуры в нашей общаге. Возле его комнаты стояла банка из-под кофе, служившая пепельницей. Возле этой своей любимой банки и зависал Вова, пуская колечки дыма а-ля Гэндальф и обдумывая очередное волшебство. Летом как раз постелили новый линолеум, но приклеить его забыли. Мы протянули огнепроводный шнур под линолеумом поперек коридора, смонтировали связку корсаров под банкой и принялись наблюдать за объектом через щёлочку в двери 513-й комнаты. Много раз шнур затухал где-то посередине коридора и Вова, докурив, удалялся в свою комнату неотмщенным. Мы уже отчаялись, но час расплаты все-таки пробил.


Если б вы только знали, как оно ебануло...
Вспышка справа! Сноп искр! Бдыщььь! Вова, как мешок с картошкой, завалился на бок, салютуемый окурками. "Ну вот и заебошили Вову!" - кто-то смачно сплюнул и мы расселись по кроватям с приятным чувством от хорошо сделанной работы. Каждый схватил себе с полки первый попавшийся учебник и начал делать вид, что ботанит. Владимир не заставил себя долго ждать. Вариант был единственный. Он влетел в комнату, подскочил к Игоряше и попытался ударить его ногой по голове. С непривычки упал, опять вскочил и заорал, что сейчас всех поубивает. "Володя, тебе сколько раз говорили, чтобы вёл себя культурно?" - строго вопросил Игорь - "Вот ты врываешься и бьёшь студентов ногами по голове". Но Вову, очевидно, контузило и он орал как ненормальный "Вы меня чуть не взорвали! Я чуть на тот свет не улетел от ваших шуточек!". Тут АЮ деликатно осведомился: "Володя, успокойся и давай вместе подумаем. У тебя есть враги?". "А-а-а! Вы, вы шпана, что сотрёт всех с лица Земли!". Вова еще долго орал на нас, с него падали бычки и прочая поебень. Наконец наша саперская гордость не выдержала и мы пошли на осмотр места происшествия. В потолок была четко впечатана верхняя часть банки из-под кофе. Она засела в слое штукатурки и отвалилась только к вечеру следующего дня. Вокруг было море бычков и прогорел линолеум. "Да-а, тут работали профессионалы" - протянул АЮ. Вова опять начал драться и попытался стукнуть АЮ по башке. Пришлось успокаивать человека. В итоговом списке претензий осталась только одна: новая банка кофе взамен впечатанной в потолок. Да хуй там. Банку ему из-под кофе. Пошел на хуй. Пусть спасибо скажет, что ещё жив остался. Таково было наше мнение.


Не прошло и недели. За вечерним чаем сработала гидравлика и мы втроем пошли в туалет. Очень скоро под звон струи из дальней кабинки раздалось пение. Пел АЮ, пел он гимн демократической молодёжи и пел он его о самом себе. Про то, как начал жизнь в трущобах городских и добрых слов он не слыхал... что он есть просил, что замерзал и т.д. Ну что тут поделаешь - я так понял, это типичное детство в русском гетто еврейского Бобруйска. Я каждый раз плакал, когда АЮ пел. Когда я вышел в умывальник, появился Игорь, и как-то смущенно улыбаясь сказал: "Прикинь, этот придурок поёт и втыкает петарды в большую кучу дерьма в толчке. Выглядит прямо как торт со свечками! Не помнишь, когда у него день рождения?" Из кабинки всё ещё доносилась жалостливая песнь АЮ, и я решил сходить посмотреть.
Если б вы только знали как оно ебануло на этот раз...


Из толчка выскочил АЮ, весь забрызганный веснушками. Мы вбежали в сортир. Небесная радость! Весь потолок в говнище, всё в говнище! Вместо унитаза - одна большая дыра. Нам осталась только стальная труба для смыва. Царица небесная... Мы выскочили в умывальник - АЮ открыл кран в умывальнике, но не знал с чего начать. "Надо уходить!" - мы потащили АЮ к выходу. Он что-то лепетал про направленный взрыв, бракованную петарду и прочую чепуху. Затем бегом понесся в душ на первом этаже, а мы пошли в его комнату за чистой одеждой и полотенцем.


В комнату опять влетел Вова. Такой гибели богов в его глазах я ещё не видел. Он кричал, что десять лучших лет жизни провёл на этом толчке. Десять лет! Вы вдумайтесь только. Сколько книг он прочёл, сколько мыслей передумал! А сколько гениальных драматургических сюжетов было придумано. Прошли и первая любовь, и первая измена. И первый раз обнял своего белого друга, возвращая природе её дары. И вот те на, какая-то прогрессивная молодёжь взрывает его белого коня. Да ещё как дерзко. Посреди бела дня. Да уделывая студенческим говном все окрестности... Это было не понятно и нам самим. Пришлось отпаивать Вову чаем и заверять, что мы не дураки, ну, правда не дураки же взрывать свой же туалет. Что он нам тоже был дорог. И вообще узнали много нового сидя на нём. Например, именно там висел список адресов, где можно бесплатно провериться на СПИД. Вова впал в глухое отчаяние. И много воды утекло, пока редкая улыбка опять посетила его доброе лицо. И многое было забыто, чего забывать не стоило бы.


Встретив АЮ через пару дней за обедом в профилактории, мы с Игоряшей, взяли свои подносы с кашей и компотом, подсели к нему за стол и поинтересовались. Зачем он установил петарды в кучу дерьма? Как он переступил через себя и своими же руками втыкал их? Это совсем не укладывалось в наших головах. Зачем взрывать, вызывая говно на себя? АЮ вздохнул и открылся нам, что с детства мечтал стать разведчиком. А для разведчика главное что? - Правильно! Главное - это уметь абстрагироваться. Разведчик может три дня лежать в дерьмище и не шевелиться. И крикнуть нельзя, и пукнуть нельзя, услышат фашисты - погибнут друзья. А потом надо встать и уничтожить врага. Как говорил М. Исаев: "Выдержка - это обратная сторона стремительности". Вот так АЮ внезапно решил проверить себя. А накрыло его взрывной волной потому, что одна петарда оказалась бракованной. Фитиль сгорел не за семь секунд, как по инструкции, а практически мгновенно. Есть за что не любить китайцев русскому разведчику. Конечно, тут я согласен. Возразить нам было нечего.
+1

Комментарии 1

  1. Хуееплёт
    Хуееплёт от 17 августа 2020 18:31
    Долбо ебичес кий вымысел северного оленя!
Добавить комментарий

Оставить комментарий