Договорились с приятелем встретиться. Сижу, жду, есть там у нас одно
место. На соседней лавочке мамаша с коляской. Мамаша причем такая – из
категории оторви и брось. Одной рукой коляску качает, другой - то пиво
сосёт, то по мобильнику треплется. Ребёнок в коляске надрывается, а ей
хоть бы хрен. А меня ещё главное в сортир как назло приспичило, - сил
нету. Еле терплю. И отлить поблизости негде. Такая беда.

Гляжу на эту мамашу и зверею «И чё - думаю - припёрлась сюда, дурища?
Места другого нет?» А там действительно, место такое... Ну, не для
прогулок. Стройка, проезжая часть в двух шагах, машины туда-сюда.
Ребёнок орёт не переставая. Ну хоть бы на минутку заткнулся, уснул уже.
Мамаша эта сучка с пивом и мобильником. И так это всё меня постепенно
достало, просто караул. Только собрался Сане звонить, место
переназначить - мамаша эта прётся с сигаретой. «Мужчина, огонька не
найдётся?» Лезу в карман, и тут краем глаза замечаю какое-то странное
движение у неё за спиной. Смотрю – блядь! А коляска с ребенком неспешно
так катится по газону. Катится, переваливается через бордюр, и прямо под
колёса оранжевому самосвалу слева. Это последнее, что хорошо помню. А
потом - как-то мутно всё.

Я человек не то что бы не героический, а честно-то уж сказать и даже не
шибко смелый. В тыл врага меня можно заманить только очень большой
банкой тушенки. А тут видно какая-то фигня в организме происходит
независимо от нас в такие моменты, сознание выключается, и включаются
какие-то совсем другие инстинкты. Меня, короче, с лавки подбросило, я
мамашу походу снёс, и под этот МАЗ. Там расстояние - доплюнуть можно.
Тормоза визжат, а фиг ли? Самосвал не легковушка, колом не встанет.
Коляску-то я вытолкнул, хотел сам отпрыгнуть, и точно под правое колесо
этому МАЗу – еблысь! Как говаривал Александр Матросов, падая на
амбразуру дота - «Ебучий гололёд!» Последнее, что помню –
медленно-медленно наплывает откуда-то сверху чёрно-оранжевое.

В себя пришел, – стою посреди дороги, народ вокруг, все галдят, водила
бегает глаза руками придерживает, у мамаши припадок, аварийки мигают,
менты, и скорая зачем-то. А я стою посередь дороги и смеюсь. Саня за
плечо трясет, тётка в белом халате говорит «Это шок. Истерика. Пройдёт»
Какая нафиг истерика? Я смотрю в коляску, а этот спиногрыз, который
битый час пилил мне нервы не переставая, лежит и топит на массу! Все
вокруг, сука, стоят на ушах! А этот бубен спит как ни в чём не бывало,
только причмокивает!

Меж тем люди вокруг уже смотрят на меня заинтересованно, что-то
объясняют друг другу, доносится «Да вы что? Вот этот парень, да? Прямо
из под колёс? Какой молодец!» Я, уже практически войдя в образ героя,
вдруг замечаю, что в моём организме что-то не так. Прислушиваюсь и
понимаю, что писать мне, как ни странно, уже совсем не хочется. А ведь
хотелось – о-го-го как! Зато джинсы – хоть выжимай. И под колесом МАЗа –
небольшая такая, но малообъяснимая лужа. Тогда я хватаю Саню за руку, и
тащу к машине, приговаривая «Саня, химчистка салона за мой счёт. Только
давай отсюда быстрее, пока не началось!» И мы свинтили.

Ну вот, собственно, и всё. Вот так я однажды совершил героический
поступок, но искупаться в лучах славы так и не смог, потому что в
процессе героического поступка натурально обоссался. Извините.
0
Добавить комментарий

Оставить комментарий