В семье моего приятеля есть совершенно обыкновенная вещица. Обычная, как всë, как всегда. Совершенно обыкновенная платяная щетка. От своих собратьев по назначению щетка отличается разве что возрастом: щетке почти 150 лет, обычные щетки столько не живут, а эта вполне себе и почти, как новая.
Правда, последнее время платье ей чистят крайне редко и только по забывчивости. Потому что у самой обыкновенной щетки есть одно нещёточное свойство. Как правильно называется, я не знаю, но буду называть «вещуном». Так ее называла бабушка моего приятеля, а ей верить можно, тем более, что с нее все и началось.

Очень давно, так давно, что не живут даже редкие долгожители Кавказа. На околице небольшого села под Зарайском появились сваты. Сваты, понятное дело, просто так не появляются. Сваты появляются, когда хотят кого-то женить. Этим кем-то был совершенно молодой и будущий дед моего приятеля из соседней деревни. Невесту свою дед не то чтобы не видел совсем. Видел. На фотографии. Зато семья невесты была вполне достойной. Вон соседи в прошлом году девку у них взяли замуж за сына. Девка попалась хорошая: и работящая вполне, и покладистая, и не уродина совсем. Ну и почему не взять еще одну в проверенном месте? Можно и взять.
Но сватов на околице остановили.
- Свататься? К Никоновым небось, - не спросил, а как бы проворчал первый попавшийся белобородый старик в белой рубахе, - Все ходят и ходят. И чего вам к Никоновым? Вон у Бариновых и девок девять и идти ближе. Идите к Бариновым.
Сваты подумали. Совсем, надо сказать, не долго подумали и пошли на другой конец села к Бариновым.
Не ведающая о приближавшемся к ней семейном счастье бабушка моего приятеля сидела и занималась привычным делом. Шила. Чего, чего, а шитью с детства обучена. Всю семью обшивала. Шила, потом взяла платяную щетку, шитье отряхнуть от ниток. Тут щетка возьми да и вывались из пальцев. Не с того, не с сего. Нагнулась поднять, а в дом уже сваты входят. По ее, между прочим, душу.
Посмотрела из-за занавески. Жених, ничего себе, - видный. Понравился. Невеста жениху тоже понравилась. Он, правда, подумал, что уж больно набелилась к приходу, но потом сообразил, что знать не могла и кожа такая белая.
Поженились. На щетку, доставшуюся в приданое, никто внимания не обращал, не до мистических щеток было: дети пошли, потом в Москву переехали, целую комнату в коммуналке получили обустраивались, работали. Жили в общем. До одной ночи 1937 года.
Известная щетка лежала на полке над входной дверью. Удобно так, чтоб домашнюю пыль перед уходом смахнуть и на улицу не выносить. Так вот ночью эта щетка упала. Ни с того ни с сего, взяла и тихо упала с полки. Через пять минут в за дверью заширкали коваными сапогами и требовательно постучали. Деду дали одеться и проститься с женой и детьми, а еще дали пять лет, потому что никакой вины не нашли, а отпускать просто так было не принято.
Домой дед больше не вернулся, а, после окончания срока, попал сразу на фронт. Где и погиб под Харьковом в 1944 году. Бабушка говорила, что в этот день щетка тоже упала с полки. После получения похоронки, бабушка щетку убрала в такое место, что падать ей больше было некуда. На дно сундука.
Долгое время о щетке никто не вспоминал. Семья успела сменить одну коммуналку на другую, получить благоустроенную по тем временам и большую квартиру в кирпичном доме с лифтом.
Двадцать лет назад приятель обнаружил среди всяческих вещей скопившихся на дне родительского гардероба маленькую удобную щетку. Перед уходом на работу он непонятно зачем решил смахнуть пыль с чистого вполне костюма, щетка выскользнула из рук, но не упала. Он ее поймал, выписав смешные коленца руками и прижав щетку к животу.
Домой он вернулся через месяц, потому что с работы был увезен в больницу с острым приступом аппендицита, осложненным перитонитом и чем-то еще настолько суровым, что шансы на выживание были пятьдесят на пятьдесят.
Вернувшись из больницы, приятель выслушал от мамы историю про щетку, но убирать ее не стал. Чтоб не делать культа из платяной щетки. Но пользуется ей аккуратно и старается не ронять. Говорит, что насчет вещих способностей куска дерева со щетиной, то может и нет, а вот то что ей уже сто пятьдесят лет, так это точно да. Антиквариат практически.
А у меня когда-то был талисманом обычный двухсотграммовый стакан из каленого стекла. В Горьком когда-то купил, на первой студенческой практике. Лет двадцать стакан со мной по всем командировкам мотался. Потом пропал. Был достаточно важный для меня момент жизни, многое было на грани. Вечером стакан был, а утром уже не было. Стакан пропал, но все кончилось просто замечательно. До сих пор не покидает ощущение, что мой талисман «прикрыл» меня и пропал.
0
Добавить комментарий

Оставить комментарий